• В ритмах радости и грусти. Звезды — вместе и соло

    Наоми Зубкова, Нью-Йорк,   62
    В Хануку на бруклинском Брайтоне в «Мастер-театре» случилось чудо, свидетелями которого стали почти полторы тысячи человек. Явлено это чудо было в образе известного музыканта — израильского композитора и исполнителя Златы Раздолиной. Рядом с ней, на одной сцене десять звезд джаза в течение трёх часов зажигали под ее рояль.  

  • Суть жизни — во что-то ввязываться

    Наталья Зимянина, Россия,   59
    Морозы, гололед и ранний мрак –зимой москвичам трудно поддерживать хорошее настроение. На помощь приходит искусство: оно никогда не обманет Принц на белом коне  Как же мы его ждали! Еще в 2011 году в труппу Большого театра впервые в ее истории на ведущие партии был приглашен американец. Дэвид Холберг являл собой не только физическое совершенство: красавец с гордо посаженной головой и точеным профилем, ожившая ренессансная скульптура. Настоящий принц, чуть холодный, кровей, несомненно, голубых; происхождения, конечно, неземного… Идеальная чистота линий в танце, благородство в каждом шаге и жесте, высокая любовь… Что за Пигмалион создал его? Как мальчик, занимавшийся степом, когда в его возрасте наши будущие премьеры уже гнут спины у балетного станка, превратился в мировую звезду? Дэвид и балет-то впервые увидел в 13 лет в Аризоне, где поступил в специальную школу. В 17 лет уехал учиться в Парижскую Оперу, но французы на американца посматривали свысока.  

  • Они могли не стрелять

    Записала и перевела с английского Рита Зильбер, Нью-Йорк,   65
    В Нью-Йорке в Доме Рузвельта состоялась встреча с Рутой Ванагайте, автором книги «Свои», написанной при участии профессионального охотника за нацистами израильского историка Эфраима Зуроффа. Книга вышла пока только на литовском и русском языках, но шуму она наделала по всему миру. И на встречу с литовской журналисткой, организованную американскими правозащитниками и кафедрой иудаики Хантер-колледжа, пришло немало народу  

  • Ханна Краль Истории, адресованные будущим поколениям

    Лев Гуревич, Германия,   46
    Я открывала мир благодаря таким авторам, как Ханна Краль и Рышард Капущинский. Светлана Алексиевич, лауреат Нобелевской премии Ханна Кралль — знаменитая польская писательница, мастер репортажа, которую Евгений Евтушенко назвал “великой женщиной-скульптором, вылепившей из дыма газовых камер живых людей”, родилась в 1935 году в еврейской семье. О детстве Ханны Кралль известно немногое. Ее родители — Саломон Кралль и Фелиция Ядвига Рейхольд — были чиновниками. Во время войны девочку прятали знакомые с «арийской» стороны. Она потеряла всех близких, чудом избежала смерти благодаря тому, что её выкрали из эшелона, направлявшегося в гетто. Сама писательница так говорила о своём детстве: «Я не променяла бы свое детство ни на какое другое, оно подготовило меня к остальной жизни, благодаря ему я знаю, что такое страх, знаю, что такое отвага. И не расстраиваюсь по пустякам».

  • Анатолий Белый: «Если б я не чувствовал любви, я бы не соглашался…»

    Беседовала Лариса Каневская, Россия,   65
    - Анатолий, какие люди оказали на Вас самое большое влияние? – В детстве – это, конечно, мама и папа, у бабушки с дедушкой мы отдыхали каждое лето. Пока учился в школе более всего на меня влияли родители. В юности, когда я вырвался из родительского дома, нахлынуло множество новых впечатлений, в числе которых был русский рок - Цой, Шевчук, Макаревич… Можно сказать, что их песни сильно повлияли на мое юное сознание.